0

Опель история

Сразу хочу предупредить, что рассказ писал не, а мой друг с которым мы забирали эту машину и делали. Он с легкостью согласился поделится статьей.

После долгого сопротивления массивный навесной замок, проржавевший от неминуемого течения времени и бездействия, все же поддался и позволил распахнуть две внушительные гаражные воротины, открыв нашему взору весьма почтенного возраста самодвижущийся экипаж. Хотя в тот момент передвигаться самостоятельно он едва ли мог, но выглядел все же не столь безнадежно, как я его себе представлял. Покрытый сантиметровым слоем «пыли веков», слегка накренившись на правый борт, стоял на своих четырех 65-летний старец — Opel Kadett K38, волею судьбы доживший до наших дней. На месте решетки радиатора зияла огромная дыра (как не было и самого радиатора), лишился престарелый бедняга и глаз — вместо передней оптики также была пустота, а сквозь мизерных размеров лобовое стекло можно было разглядеть талончик последнего техосмотра, датированный 1998-м годом. В своем богатом событиями прошлом он пережил Великую Отечественную, «благодаря» которой собственно и оказался в Сибири (рассказывают, что этот трофей после войны был привезен каким-то генералом), социалистические будни Страны Советов, перестройку, да и много чего еще. И всегда верой и правдой служил своим хозяевам (последний уже в конце девяностых, не щадя раритет, возил в «Опеле» по нескольку мешков картошки с дачи). А в будущем этому ветерану войны и труда предстояло перенести свое второе рождение: восстановление кузова, салона и технической начинки. Но обо всем по порядку.

Полезное ископаемое



Честно говоря, когда мы ехали в тот самый гараж для первого ознакомительного осмотра автомобиля, выпущенного в далеком 1939 году, я ничего хорошего себе не представлял, даже морально «готовил» новоиспеченного владельца раритета: «Мол, сам понимаешь, тачанке этой уже 65 годков стукнуло, готовься к тому, что собирать ее будешь почти «c нуля». Однако истинная картина оказалась не столь удручающей. Выкатив сей пепелац из маленького темного бокса на улицу, мы приступили к первому подробному осмотру и оценке предстоящих работ. Приятно удивила (точнее сказать, шокировала) потрясающая прочность кузовного металла. Судите сами: немного подгнившими оказались лишь пороги, часть днища в ногах пассажира, небольшой участок крыши над лобовым стеклом, да правое переднее крыло, в котором расположилось отверстие правильной формы размером с пятирублевую монету. Это все. Прочность и долговечность остального металла не вызывала никакого сомнения. Причем даже днище не имело никаких следов былого вмешательства сварочного аппарата.

В салоне уютно располагались УАЗовские сиденья с потертой дерматиновой обивкой, прекрасно сохранился «родной» руль, приборная панель, состоящая из двух кругляшей (спидометр и одометр в одном, указатели давления масла и уровня бензина в баке — в другом), «селектор» трехступенчатой коробки передач, расположенный на рулевой колонке (к такому решению сейчас все чаще возвращаются автопроизводители), да причудливая рукоять ручного тормоза, стоящая вертикально. Впечатляет, что тут еще скажешь. Погружаясь в салон, будто перемещаешься в далекие 30-е, а берясь за большой тонкий обод руля, в прямом смысле прикасаешься к истории.



Движущая сила раритета также осталась вполне комплектной (такое встречается крайне редко): основной блок и почти все навесное оборудование имеют заводскую немецкую маркировку! Безвозвратно утрачены только радиатор, передняя оптика и часть проводки. После экзекуции в конце девяностых этот «Опель» и был поставлен «на прикол» на неопределенный срок последним хозяином. Вскоре он умер, унеся с собой в могилу и информацию о текущем местонахождении документов на машину и хоть какие-то факты из истории самого автомобиля. Так «старик» и простоял около пяти лет без всякой надежды на возрождение. Вердикт же людей, вызволивших его из железного плена, был однозначен: «Жить будет!».Реанимация

Через несколько минут Opel Kadett K38 уже неторопливо катил, будучи взятым на буксир, притягивая недоуменные взгляды уличных зевак. Необходимо было перегнать его из старого холодного бокса в благоустроенный капитальный гараж, чтобы начать операцию по омоложению, разделенную на несколько этапов. Первыми по регламенту шли кузовные работы: снятие старой краски, зачистка ржавчины, сварка, покраска. Непременным условием было сохранить родной черный цвет машины. Вернее, если перекрашивать, то только в черный. Все неровности кузова в этом случае нужно истреблять на корню и выводить идеально ровные поверхности. После длительных мучений при снятии старого лакокрасочного покрытия нынешний хозяин плюнул на это нудное занятие и отдал раритет на растерзание мастеров одного из автосервисов широкого профиля. Там обещали проварить и покрасить кузов и салон, сделать все, так сказать, в лучшем виде.



Пока автомобиль варился и красился в сервисе, а длилась сия процедура около трех месяцев(!), необходимо было найти нужные запчасти, а именно радиатор, бензонасос, переднюю оптику и декоративную решетку радиатора. Казалось бы, миссия невыполнима: где достать запчасти на автомобиль 1939 года выпуска? Но ведь Opel Kadett — это практически точная копия советского «Москвича» — 400/401. Вернее, наш «Москвич» сделан по образу и подобию «Опеля», только ему еще две двери добавили. Это значительно упрощает положение, и радиатор с бензонасосом не без труда, но все же находятся на местной автомобильной барахолке. Другое дело — решетка радиатора. Они у братьев — «Опеля» и «Москвича» заметно отличались. Тут ничего не поделаешь, пришлось жертвовать аутентичностью и либо втыкать решетку от «Москвича» (по креплениям она подходит идеально), либо заказывать самоделку. Выбрали второй вариант и, как оказалось, зря. Но видит Бог, я отговаривал. Вместо выпуклой, как у того же 400-го, решетку сделали абсолютно плоской, как у предка «Кадета» — Opel Olympia, да еще покрасили дешевой «серебрянкой». В общем, «не фонтан», но вид особо не портит. Также был заказан комплект нового остекления взамен помутневшего старого, который установили сразу после покраски в том же сервисе.По окончании малярных работ заметно помолодевший автомобиль был доставлен в гараж, где ему вживили москвичовский радиатор и бензонасос.

Оставался самый деликатный вопрос: напряжение бортовой сети у «Опеля»-ветерана — 6 вольт. Где раздобыть 6-вольтовый аккумулятор достаточной мощности? Мотоциклетный — не вариант, слабоват, а над 12-вольтовым автомобильным необходимо было поколдовать. И поколдовали, установив дополнительную клемму, разбивающую напряжение на 2 по 6 вольт.Из мелочей стоит отметить поменянные провода, свечи, да заново перетянутый салон (безобразно перетянутый). Так автомобиль, просуществовавший в гараже в качестве ценной, но все же недвижимости, превратился во вполне сносное средство передвижения.

Первые километры

Итак, топливный бак наполнен современным 80-м бензином, в подкапотное пространство установлен современный аккумулятор, на панели приборов с поворотом хлипкого ключа вспыхивает красная лампа, на одометре застыла нелепая цифра — 18900 км. Страшно даже представить, сколько реальных тысяч километров «отмотал» старина-«Опель».

А я со всей мочи выжимаю потертую железную кнопку, которая запускает стартер, и уже через секунду автомобиль оглашает округу недовольным урчанием, щедро сдобренным густыми клубами дыма из обрезка трубы, выполняющего роль глушителя. После недолгой прогазовки 23-сильный двигатель стал устойчиво держать холостые обороты, и предоставилась возможность воткнуть первую передачу. Но эта процедура оказалась непростой: у рычага переключения, расположенного на рулевой колонке, особенный алгоритм работы, и чтобы понять, где какая передача находится, приходилось использовать метод проб и ошибок. Благо, коробка трехступенчатая! В общем, нашли первую — и в путь. Со скрипом и скрежетом престарелое авто повезло меня и еще трех пассажиров по бескрайним просторам гаражного кооператива. Неинформативная педаль акселератора, «окаменевший» тормоз, после частых нажатий на который начинает болеть нога, тяжелый руль с люфтом, явно превышающим нормы, почти нулевая обзорность, всецело проникающий в салон шум двигателя — все эти недостатки могли бы с легкостью испортить поездку на любом современном автомобиле. Но когда ты управляешь «памятником на колесах», на эти мелочи просто не обращаешь внимание! Когда представляешь, сколько комплектов покрышек он стер, наматывая на одометр очередную тысячу, сколько разных людей перевозил и событий перевидал... Это завораживает.

Впереди виднеется участок дороги, смахивающий на откровенное бездорожье, но нас это не пугает: у Opel Kadett внушительный клиренс, «зубастая» резина и тяговитый движок, так что прорвемся. В меру жесткая энергоемкая подвеска, несмотря на почтенный возраст, прекрасно обрабатывает дорогу средней степени паршивости. Кстати, когда «Москвич-400» «срисовывали» с «Опеля», было решено немного изменить подвеску в пользу большей долговечности и, соответственно, меньшего комфорта. Так ее адаптировали к дорогам Советского Союза. И разница, надо сказать, ощутимая: приходилось ездить на 401-м «Москвиче», там все неровности ощущаются гораздо острее. Туманные перспективы


Вообще, по этой машине «плачет» хорошая реставрационная мастерская, где снимут и переберут двигатель, согласно оригиналу восстановят салон и т.д. А сейчас автомобиль напоминает полуфабрикат, над которым еще долго нужно работать перед употреблением. А после всех проделанных работ раритет чудно встанет в гараж второй машиной, являясь лекарством от стресса для своего владельца, выезжающего по выходным «в люди».Так, по окончании испытательной поездки «Опель» незаметно образовал вокруг себя толпу заинтересованных соседей по гаражам. Они просили открыть капот, показать салон, спрашивали, что за диковина. Вот если бы довести все восстановительные работы до логического конца. А доделывать там еще надо очень и очень много.

пожаловаться
Другие статьи автора
Комментарии
Самые активные
наверх