0

«Мир, где оживают мечты»

Таинственные духовные законы-связи: Дал залог демонам, и кто-то ответит

Вспоминаю, о чём мечтал раньше.
Всё или исполнилось, или уже перестало быть насущным, важным.
А ведь говорят: если перестаёшь мечтать, значит, ты уже безнадёжный старик…

Нет, и все же мне ещё рано записываться в старики, и я обязательно как-нибудь помечтаю:
Чтобы снова пришли мечты!

Иерей Александр Дьяченко

Читать далее…

Сколько себя помню, всё о чём-нибудь мечтал. Причём, началось это ещё в далёком-далёком детстве. Ложился на кровать, устраивался поудобнее. Даже просил, чтобы ко мне в комнату никто не входил. А иначе трудно было сосредоточиться, и представить себя пожарником, но не таким, который только и делает, что спит на рабочем месте. Я из огня не выходил принципиально. Порой подмывало подняться в воздух на сверхзвуковом самолёте, или даже космическом корабле. И неизменно, во всех сценариях мечта приводила меня к немыслимым подвигам и заслуженному званию Героя Советского Союза. Умереть я не боялся пока однажды не увидел как плачет мама, узнав по радио о гибели космонавта Комарова. А когда погиб Юра Гагарин мы плакали с ней вместе.

Время шло, и мечты тоже не стояли на месте, только стали они приземлённее, что ли. Став студентом мечтал когда-нибудь начать писать курсовик или сдать сессию на повышенную стипендию. В армии полтора года каждый вечер мечтал о том, как буду возвращаться домой. И ещё, представлял как увижу её, хотя знал, что она уже замужем.

Став священником продолжил мечтать о крышах и куполах, но самой навязчивой мечтой почему-то было построить крестилку. У меня не получилось стать героем-пожарником, и на самолётах летаю в лучшем случае всего раз в год, зато мечты о крышах и куполах, слава Богу, воплощаются в жизнь.

Мечты — это те же мысли, только не высказанные вслух, а поскольку мысль материальна, то её слышат и те, от кого во многом зависит помочь их воплощению, или воспрепятствовать. И ангелы и аггелы в курсе того, что мы думаем, и о чём мечтаем. Они вообще, в курсе всех наших дел.

(Святой прп. Исаак Сирин (или Исаак Сирский) свидетельствует, что способность демонов (или по-другому: аггелов, бесов) проницать наши мысли и мечты несравненно слабее, чем у ангелов (а точнее — просто-напросто отсутствует). Скорее бесы их "вычисляют" по видимым, побочным признакам мыслительного процесса, например по словам (вот еще почему следует не давать волю и держать в узде язык) или по возбуждению страстных движений, в признаках которых (и в самих страстях) они знают толк.

А "вычислять" наши помыслы тем более легко, если они и были бесами нам предложены, показаны (а не исконно наши). Ведь более или менее значительная часть наших мыслей "впрыснута" нам со стороны духовных существ (и не только от демонов, иногда и от ангелов)…

Впрочем, устроен познавательный аппарат всех духовных существ — примерно одинаково. Просто падшим ангелам наглухо закрыты (в силу падения и навлеченного на себя проклятия) высшие сферы Жизни, и они, даже "увидев" благие помыслы и чистые мечты, — не могут их понять и перевести на свой язык низших сфер жизни. Высшее для них "прозрачно", не воспринимается ими вовсе, как-бы не существует…

Нечто похожее мы наблюдаем и у нераскаявшихся потомков лиц, предавших Бога Иисуса Христа на крестную смерть… — Примечание Паломника).

Знакомый батюшка рассказывал как однажды, ещё до рукоположения в сан, решил навестить своего друга, пожилого уже священника, назовём его отцом Владимиром. Жил батюшка вдовцом, много служил и молился. Знакомый мой навестил его воскресным утром, как раз служили Литургию. Народ уже стал подходить к Причастию, когда мой приятель услышал:
— Вовка, ну, чего тебе от меня надо? Может, договоримся?

Он оглянулся, рядом, в нескольких шагах, стояла женщина лет сорока, а мужчина (потом оказалось, что это ее муж) крепко держал её под руку. Женщина смотрела в сторону священника широко открытыми, но пустыми глазами и громко на весь храм обращалась к священнику:
— Что, не хочешь договариваться?

Отец Владимир вздохнул и сделал вид, что это его не касается.

– Молчишь, святоша? Мы грешные, ладно, а сам-то что из себя представляешь? Ну ка, расскажи народу! Молчишь, хорошо, тогда я скажу. И она начала подробно рассказывать обо всём, что делал священник в течение прошедшей недели, и не только о делах, но даже и о мыслях.

— Володь, а хочешь, деньгами помогу? Ты крестилку хотел строить, соглашайся. И на воскресную школу подкину… Ты меня только не причащай, не мучай меня-я-я-я!

В то время, когда бесноватая перечисляла греховные помыслы священника кто-то из прихожан засмеялся. В тот же миг она вперила взгляд в смеющегося и закричала:
— Ты-то что хохочешь! – и полился обличительный поток, от которого не в меру смешливый мужчина пробкой вылетел из храма.

Причастилась она, правда, спокойно, но самостоятельно идти уже не могла. Тогда муж попросил моего знакомого помочь проводить больную из храма… Она шла, тяжело опираясь на мою руку. За время пути к выходу бес просветил окружающих о таких фактах из моей биографии, что уши у меня запылали, словно маки. Покинув храм, бесноватая пришла в себя, её глаза вновь приняли обычную величину и цвет, и она уже ничего не помнила.

Отец Владимир рассказал, что несчастную женщину муж вот уже десять лет приводит к ним в храм. И каждое её причастие превращается в обличение самого священника. Поначалу ему было тяжело и очень стыдно перед своими прихожанами. Хотелось всеми способами избавиться от болящей, но потом понял, что её присутствие для него — милость Божия. Бес, пытаясь навредить священнику, сам конечно того не желая, понудил батюшку жить чисто и много молится.

И снова возвращаюсь к своим мечтам. Мне всегда хотелось иметь отдельное помещение специально для совершения таинства крещения. В самом храме это делать не очень удобно. Может, какой человек, имея свободную минутку, хочет зайти в храм, постоять в тишине, помолиться, а вместо тишины вынужден слушать дружный ор крещаемых младенчиков. Да и удобно, в малом помещении подтопить можно, и чистоту особую соблюсти, водичку в ней на Богоявление освятить, короче одни плюсы от такой часовенки.

Поделился своими мыслями с одной знакомой, она работает в строительной организации:
– Посоветуй к кому обратиться, хотим разработать проект крещальной часовни. Та переговорила с одним-другим, и так постепенно наше желание иметь часовню дошло до Петра Петровича, руководителя небольшой строительной фирмы. Когда он приехал, сам такой видный двухметровый гигант, я сперва было подумал, что строители хотят заключить с нами договор на строительство, но ошибся. Оказывается, они сами решили построить и подарить нам часовню. Так мечта воплотилась в реальность.

С тех пор Пётр Петрович стал нашим другом, но продолжал оставаться человеком мира. Правда с тех пор он бывал на церковных службах и научился брать благословение перед сложными деловыми переговорами. Мы служили молебны, и мы заметили, что стоит ему помолиться, проблемы у него на работе решаются как-то сами собой, без особого напряжения. А однажды, когда на стройке дела — ну никак не шли (смежники поставили бракованое оборудование), мы прямо на объекте в чистом поле отслужили молебен, и всё стало на свои места. В жизни я встречал только двух человек (один из них Пётр Петрович), которых Господь так ведёт, словно за ручку, вразумляя за прегрешения и награждая за добрые дела.

Однажды, это уже после сотворения нашей часовни, едет он на своём джипе в сторону Москвы. Едет не спеша, по правой полосе. Дорога четырёхполоска, его две полосы совершенно свободны, кроме него никого нет. Ему навстречу по своим полосам движутся две большегрузные машины. Одна — по левой стороне, на корпус обгоняя ту, что идёт по крайней, правой. Неожиданно он замечает, что справа от него по обочине мчится зелёная девятка. Пётр Петрович замедляя ход, пытается пропустить её вперёд, но та почему-то начинает выдавливать его джип навстречу первому «камазу».

Потом он рассказывал:
— Я не мог понять, что происходит, зачем эта девятка упорно выводит меня на лобовое столкновение с большегрузом. Не знаю, чем бы всё это кончилось, если бы не увидел широко открытые от ужаса глаза водителя грузовика и сам бы не захотел остаться в живых. Помню только, что закричал: «Помоги, Господи!», и неосознанно, словно на автопилоте, совершив манёвр, выскочил на обочину со своей стороны дороги. После того, как мне удалось уйти, девятка сама оказалась на встречной полосе, и миновав первый «камаз», влетела под второй, идущий справа. Водитель второго грузовика, ничего не ожидая, вёл свою машину, пока непонятно откуда взявшаяся легковушка не въехала ему под кабину и не взорвалась. Бедный человек, с ним случился нервный припадок. Он бегал по месту аварии, и всё время повторял:
— Ничего не понимаю, ничего не понимаю.

Каково же было наше удивление, когда год спустя на этом же месте, только следуя в противоположном направлении, уже навстречу Петру Петровичу, выносит такой же тяжёлый джип. Видя опасность, наш друг жмёт на педаль газа и почти успевает уйти. Основной удар пришёлся на следующий за ним автомобиль. Водители двух столкнувшихся машин погибли.

В этот самый момент секретарша Петра Петровича, рабочее место которой, располагается непосредственно возле кабинета шефа, почувствовала запах. Отвратительный смрад явно шёл из директорского кабинета. Женщина зашла внутрь и ужаснулась, в кабинете пахло, словно от забытого куска мяса в отключенном холодильнике. Тогда она взяла освежитель воздуха и прошла с ним по всей комнате. Два сильных резких запаха, витая в воздухе, стали распространяться и по другим кабинетам. Благо, у одной верующей сотрудницы оказалась в столе немного святой воды. Она, сообразив, что запах тления не может проявиться без причины, окропила помещение и тот пропал.

После этого случая Пётр Петрович круто изменил образ жизни, стал исповедоваться и регулярно причащаться.

Кстати, о запахах. Мама одной из наших верующих уходила из жизни. Человек пожилой, той ещё, старой закваски. В своё время много потрудилась на общественной работе в профсоюзе, как могла, старалась помогать людям. Но в церковь никогда не ходила, ограничивалась только освящением куличей. В последний год жизни, живя в доме у дочери, стала немного поворачиваться к Богу. Вышила для храма две красивые салфетки. А во время Великого поста даже соборовалась, причащаться, правда, побрезговала.

Причащал я её дома, когда она уже не вставала. Исповедалась бабушка как могла. Хотя я ещё не встречал человека, который бы ранее не ходя в храм, на смертном одре покаялся бы по-настоящему. Старый человек постепенно угасал, а о ней по просьбе дочери молилось немало людей. Однажды она мне звонит:
— Батюшка, где вы, мне нужно с вами обязательно увидеться.

Договорились о встрече, и та рассказывает:
– Иду по дому и вдруг чувствую в коридоре отвратительный запах тухлятины. Сначала растерялась, думаю, из-за чего он мог появиться? Зашла в комнату к маме, и поняла, что запах идёт именно от неё. Только живой человек так пахнуть не может. Подхожу к ней, она лежит и смотрит на меня широко открытыми глазами, и в них страх, мне и самой стало не по себе. Я тогда перекрестилась и стала читать Иисусову молитву. Меня никто этому не учил, само собой в голову пришло. И тогда запах исчез немедленно, как и появился вдруг.

Потом, уже на второй день после смерти бабушки, она вела машину и вдруг "кожей" почувствовала: сзади меня сидит что-то большое и страшное. Оно молча и властно требует, чтобы я повернулась и посмотрела на него, а я не могу. Трасса переполнена, обернись я назад и авария неминуема. Так и продолжаю ехать, и слушать, как это нечто сидит и дышит мне на ухо. Наконец мой левый поворот, съезжаю на обочину и оборачиваюсь. Сзади, естественно, никого, но вне сомнения, оно совсем недавно там было.

Слушаю её и думаю, вишь как забеспокоились, наверняка были уверены, что бабушка принадлежит им без остатка, а тут на тебе — молитва, причастие. Вот и засуетились, запугивать начинают, — отсюда запахи и страхования.

Автомобиль, как средство повышенной опасности, неизменно привлекает внимание аггелов (демонов). Поэтому мы их и освящаем. Порой случаются просто анекдотичные истории…

Просит меня знакомый владелец большого туристического автобуса освятить ему лобовое стекло:
– Ты понимаешь, это стекло для нас настоящая проблема. Оно такое большое, что если у кого камень из-под колеса полетит, то уж точно не промахнётся.

И он показал, куда в последний раз попал камень, и где потом пошла трещина: — На днях специально в Питер ездил стекло менять. Оно само сорок две тысячи стоит, да за работу семь, вот и считай. Посочувствовав приятелю, я освятил предмет его безпокойства отдельно от всего остального автобуса, даже что-то пошутил по этому поводу, но святой водичкой полил на совесть. За что на следующий день и поплатился.

Не пойми откуда взявшийся камушек ударил в лобовое стекло моего «москвича» и оставил на нём трещину в точности напоминающую ту, о которой рассказывал вчерашний водитель автобуса. Сейчас только безнадёжно ленивый не кивнёт в адрес священника, чтобы не сказать:
— Видали, на каких машинах попы ездят?

Но никто не поинтересуется, отчего у меня так много страховых случаев. И сколько мы похоронили батюшек, передвигавшихся на отечественных «жигулях».

Приезжает к нам молодая женщина из столицы. Понятно, что от хорошей жизни в нашу тмутаракань не ездят. Потеряв дорогого человека, она сперва впала в отчаяние, а потом провалилась в депрессию. В таком состоянии люди способны на всё, даже не давая себе в этом отчёта. Я не помню, о чём мы тогда говорили, но когда я отвозил её на вокзал, то понимал, ей придётся ещё много страдать, но глупостей она уже не натворит.

На светофоре возле церкви, завершая манёвр, делаю левый поворот. Передо мной едет другой автомобиль, внезапно он останавливается, чтобы пропустить пешехода. Соблюдая дистанцию, остановился и я, и немедленно почувствовал удар сзади. В меня въехали аккурат напротив входа в церковь.

Выхожу из машины, и с грустью смотрю на помятый бампер, рядом на асфальте валяются остатки разбитого фонаря. Кто бывал в такой ситуации, тот меня поймёт. Машина хоть и железная, но привыкаешь к ней и начинаешь относиться точно как к живой. Из белого «форда» выходит мой обидчик:
— Меня зовут Саркис, извини, не хотел. Слушай, дорогой, давай не будем вызывать ГАИ, а? Зачем нам, серьёзным людям, вмешивать кого-то в наши дела. Здесь рядом армянская ремонтная мастерская, — все расходы беру на себя.

Слушаю его и вспоминаю. Когда-то, очень давно читал у Нилуса историю жизни игумена Феодосия. Мало что помню оттуда, за исключением такого эпизода. Маленький мальчик решает посмеяться над бесом. С этой целью он смастерил подобие виселицы, готовясь, якобы, совершить самоубийство. Встал на возвышение, накинул петлю на шею, а потом, скинув её, со смехом закричал:
— Не дождёшься, рогатый! Я тебя обманул! Мальчик хохочет, он доволен, что провёл врага, и вдруг внезапно промелькнувшая молния, бьёт в один из домов деревни и убивает женщину. Вместо одной души — забрали другую.

У меня в машине сидел человек, на душу которого уже «положили глаз», но душа уходила из лап, и тогда вместо одной решили попытать «счастья» на другой. Я понимал, что, скорее всего, Саркис меня обманет, но это был его шанс (противостать очевидно последующим за этим бесовским внушениям), и он должен был его использовать.

— Согласен, только имей в виду, я священник, и мы с тобою стоим возле храма, сдержи слово, иначе тебе будет плохо. Мои слова звучали как угроза, но что я ещё мог ему сказать? В ответ он перекрестился слева направо: «клянусь, Бог мне свидетель». После таких слов судьба моего «обидчика» оказалась полностью в его же собственных руках.

Мы немедленно проехали в мастерскую, где молодой парень, тоже армянин, осмотрев повреждения моего автомобиля, что-то говорил Саркису на армянском языке. Тот стоял и кивал головой в знак согласия. Потом Георгий, так звали ремонтника, договорился уже со мной о дне, когда мне нужно будет приехать, и мы расстались.

– А фонарь ты купи на свои деньги, Георгий его тоже поставит, а я по счёту оплачу твои расходы, — добавил Саркис.

Он уже готов было отъехать, но потом вдруг вышел из машины, вернулся и пожал мне руку:
— Надо же, ты мне поверил на слово, спасибо тебе.

У меня на душе просветлело, и появилась надежда, что эта история будет иметь благополучный конец.

В назначенный день молодой человек отремонтировал мою машину, поставил новый фонарь и позвонил Саркису. Они снова говорили по-армянски, но я понял, что Георгий, периодически бросая на меня виноватые взгляды, о чём-то просит собеседника, а тот с ним не соглашается и кладёт трубку. Потом парень трёт переносицу и объясняет:

— Ладно, мои дела с Саркисом тебя не касаются, а за фонарь он тебе денег не отдаст.
– Почему? Он беден? Георгий пожимает плечами:
– В том-то и дело, что нет. У человека своё кафе, большой магазин, несколько строительных бригад. Не понимаю, зачем тогда клясться?

Внутри у меня похолодело, значит, «обмен» всё-таки состоялся.

Прошёл год, мне звонит Георгий, тот самый ремонтник, и просит окрестить его сына. Но, как оказалось, предварительно нужно было крестить ещё и будущего крёстного отца, такого же рабочего человека. Тот приехал на предварительную беседу, мы говорили с ним долго и эмоционально, только не знаю что он из неё вынес, парень совсем недавно приехал из Армении, и ещё не очень хорошо понимал по-русски.

Я крестил его полным погружением. Мне понравилось, что молодой человек, как смог, постарался подготовиться к такому событию. Он одел самую лучшую одежду, надраил ботинки и смыл с рук глубоко въевшуюся грязь от машинного масла и смазки. Было видно, что человек волнуется, и от этого я всё больше проникался к нему симпатией.

Во время крещения непонятные слова церковно-славянского языка я переводил на русский, стараясь даже жестами объяснить их смысл. Он снова кивал головой и мужественно лез в холодную воду.

Вечером мне звонит староста:
— Батюшка, я не пойму, что в этот раз вода в купели была грязной?
– Нет, как обычно, прозрачной и холодной.
– Почему же тогда всё дно бассейна покрылось липкой грязью, чуть ли не в пол сантиметра толщиной? Пришлось вылить шесть вёдер воды, чтобы смыть всю эту гадость.

Шесть вёдер чтобы смыть нечистоту с полутора метров квадратных, — никогда ещё такого не было. А может вода отдала то (грехи крещаемого), что обычно уходит вместе с ней после крещения человека? Мы никогда этого не видим, а здесь Господь взял и показал, для чего на самом деле нужна крестильная часовня.

После того, как через неделю мы окрестили маленького сынишку Георгия, тот спросил:
— Ты помнишь Саркиса?
– Конечно, но ничего о нём не знаю.
– Так вот, за этот год он потерял всё: и кафе, и магазин, и строительные бригады. Сейчас таксует на той машине, что в тебя въехал. И всё из-за того, что польстился и зажал какую-то мелочь.

Я уже думал, как бы ему объяснить что происходит с нашим общим знакомым, но Георгий опередил меня:
— Потому, что в мире есть что-то важнее денег. И это что-то – Бог.

Я удивился: – Георгий, ты действительно так думаешь?
– Если бы так не думал, то не пришёл бы к тебе, и друга бы не привёл. Спасибо Саркису, это он меня научил.

На днях ложусь спать, устроился поудобнее, и перед тем как заснуть привычно подумал:
— Вот бы…, — а мечтать-то и не о чем!

Вспоминаю, о чём мечтал раньше. Всё или исполнилось, или уже перестало быть насущным, важным. А ведь говорят: если перестаёшь мечтать, значит, ты уже безнадёжный старик.

Нет, нет, мне ещё рано записываться в старики,
и я обязательно помечтаю, чтобы снова пришли мечты.

Священник Александр Дьяченко

Продолжение следует…

пожаловаться
Другие статьи автора
Комментарии
Самые активные
наверх