0

Лоренс Блок "Полный бак" LAWRENCE BLOCK. NOTHING SHORT OF HIGHWAY ROBBERY

За несколько сотен ярдов до автозаправочной станции я снял ногу с
педали газа. И уже придавливал педаль тормоза, когда мой брат Ньютон открыл
глаза и выпрямился на пассажирском сидении.
— Если у нас остался галлон бензина, то это много, — сказал я ему. — А
впереди сотня миль песка и одни кактусы, которыми я уже сыт по горло.
Он прикрыл зевок тыльной стороной ладони.
— Похоже, я заснул.
— Похоже, что так.
Он опять зевнул, когда с крыльца спустился парень, на несколько лет
старше нас, и направился в нашу сторону. В широкополой белой шляпе,
прикрывавшей лицо от солнца, и комбинезоне. Домик не представлял из себя
ничего особенного, одноэтажный, каркасный, с плоской крышей. Примыкавший к
нему гараж построили одновременно. И проектировал его, несомненно, тот же
архитектор.


Он подошел ко мне и я попросил залить полный бак.
— Обычного, — добавил я.
Он покачал головой.
— У меня только супер. Пойдет?
Я кивнул и он, открыв лючок, начал свинчивать с горловины крышку.
— У него только супер, — сказал я брату, с ноткой недовольства в
голосе.
— Он горит не хуже обычного, Верн.
— Это мне понятно. Просто платить придется на пять центов больше за
галлон, а полный бак будет стоить дороже на доллар. И знаешь, почему он это
делает? Потому что за обычным бензином ехать некуда. Другой заправочной
станции нет.
— Послушай, Верн, доллар нас не разорит.
Я не стал с ним спорить, потому что только потом обернулся и глянул на
ценник. Старичок собрался взять с нас совсем не пять лишних центов. Его
супер стоил на двенадцать центов дороже, чем на любой другой заправке.
Я указал брату на это безобразие, произвел в уме несложный расчет.
Двенадцать центов плюс пять, помноженные, скажем, на двадцать галлонов… в
итоге получилось три доллара и сорок центов.
— Черт побери, Ньютон, — не выдержал я. — Ты же знаешь, я не люблю,
когда меня держат за дурака.
— Ну, может, у него большие расходы. Заправка у черта на куличках,
маленький городок и все такое.
— Городок? Где ты увидел городок? Мы в чистом поле.
Так оно и было. Заправка располагалась даже не на перекрестке.
Каркасный домик и гараж, по другую сторону дороги кафе, где, судя по
рекламному щиту, посетителям предлагалась домашние обеды и расфасованные
продукты. Два автомобиля у гаража, с поднятыми капотами и разобранными
моторами. Еще один у кафе.
— Ньют, ты видел более подходящее место?
— Даже не думай.
— Я не думаю. Просто обращаю твое внимание.
— Нам больше нет нужды заниматься мелочевкой, Вернон. Мы с тобой обо
всем договорились. Вечером приедем в Силвер-Сити. Джонни Мак Ли уже там. А
утром грабанем банк. Ты все это знаешь.
— Знаю.
— Так что забудь о мелочевке.
— Я все это знаю. Только и этим деньгам мы бы нашли применение. Сколько
у нас осталось? Сто долларов?
— Не так уж и мало.
— Но меньше, чем могло бы быть.
— Что ж, завтра будет больше.
Я понимал, что он прав, но привычка, как известно, вторая натура и
избавиться от нее ой как нелегко. Я и Ньют, у нас нюх на такие места, как
заправочные станции и магазины, как винные, так и "С семи до одиннадцати".
Грабили мы их легко и непринужденно, входишь, берешь бабки и уходишь.
Прожить на это можно. Деньги, конечно небольшие, но поступления регулярные.
Однако, все хорошее когда-нибудь да кончается. Срок мы отбывали в
тюрьме штата, где умные люди прочистили нам мозги. Оттуда мы вышли зная, что
и как надо делать. Прежде всего дали себе зарок не заниматься мелочевкой.
Человек, который зарится на сотню-другую долларов, тратит в десять раз
больше усилий и рискует в двадцать раз больше того, кто работает
по-крупному. Я помню слова Джонни Мака Ли о том, что ограбить банк или
пекарню — невелика разница, зато в первом случае ты уходишь с долларами, а
не пончиками.
Я повернулся и увидел, что этот хлыщ в широкополой шляпе копается под
капотом нашего автомобиля.
— Что он там делает, Ньют? Ищет золото?
— Наверное, проверяет масло.
— Надеюсь, с маслом у нас порядок. Потому что он наверняка возьмет пару
долларов за кварту.
Что ж, масло нам не потребовалось. И, надо признать, капот он открывал
не зря, все просмотрел, даже протер от пыли клеммы аккумулятора. Потом
подошел и наклонился к моему окошку.
— Масла достаточно. А вот бензина пришлось залить от души. Хорошо, что
вы завернули сюда. До следующей заправки очень далеко.
— Ладно, сколько мы вам должны? — спросил я.
Он назвал сумму. Большую, конечно, но меня она не удивила, потому что я
уже успел обернуться и взглянуть на ценник. Сунул руку в карман, но услышал
вопрос: "Полагаю, вы знаете насчет муфты вентилятора?"
— Муфты вентилятора?
Он многозначительно кивнул.
— Полагаю, она протянет еще несколько миль. Но может заклинить в любую
минуту. Если выйдите из машины, я покажу вам, о чем речь.
Что ж, я вышел, Ньют — со своей стороны, мы присоединились к этому
хлыщу, заглянули под капот. Он сунул руку за радиатор, взялся за какую-то
хреновину, показал нам, как она качается из стороны в сторону.
— Муфта вентилятора. Вы меняли ее после покупки автомобиля?
Ньют посмотрел на меня, я — на него. Мы оба знали, как заводить
двигатель и останавливать его, ничего больше. Мальчишкой Ньют мог завести
двигатель и без ключа. Само собой, мальчишки, они смекалистые.
— Если ее заклинит, выйдет из строя водяной насос. Возможно, разворотит
и радиатор. Вы, конечно, можете не спешить с заменой и обратиться к своему
механику. Но я бы не советовал ехать очень быстро. Максимум сорок миль час.
Хорошо бы и почаще останавливаться, чтобы двигатель не перегревался.
Он замолчал. Мы с Ньютом смотрели друг на друга. Наконец, Ньют что-то
спросил насчет муфты вентилятора, хлыщ вновь повертел ее и начал объяснять.
Мы делали вид, что слушаем, и кивали, показывая, что понимаем, о чем он
толкует.
— Эта муфта вентилятора, сколько стоит ее замена? — спросил Ньют.
— Тридцать, тридцать пять долларов, В зависимости от модели и от оценки
своего труда человеком, который ее меняет.
— Сколько на это уйдет времени?
— Минут двадцать.
— Вы сможете ее поменять?
Хлыщ задумался, откашлялся, сплюнул.
— Могу, — признал он, — если у меня есть запасная. Надо посмотреть.
Когда он ушел, я вновь посмотрел на Ньюта.
— Спорим, он найдет запасную?
— Спорить тут просто не о чем. Ты думаешь, с нашей муфтой вентилятора
что-то не так?
— Кто знает?
— Да, — вздохнул Ньют. — Не хочется думать, что он дурит нам голову, но
нельзя не учитывать его цены на бензин. Кроме нас, сам видишь, клиентов у
него нет. Может, в день ему удается починить только одну машину, вот он и
старается заработать на жизнь.
— Тогда скажи ему, что надо сделать с его муфтой вентилятора.
— Но с другой стороны, Верн, вполне возможно, что он — хороший механик,
пытающийся оказать нам услугу. Допустим, мы уедем отсюда, а через пятьдесят
миль нашу муфту вентилятора заклинит, а водяной насос разнесет радиатор или
уж не знаю что. Клянусь Богом, Вернон, если мы не приедем вечером в
Силвер-Сити, Джонни Мак Ли на нас рассердится.
— Это точно. Но тридцать пять долларов, заплаченные за муфту, пробьют
дыру в наших финансах. А теперь представь себе, мы приезжаем в Силвер-Сити и
выясняется, что Джонни Мак Ли встал не с той стороны кровати или
поскользнулся на банановой шкурке. То есть работы нет, мы черт знает где,
денег тоже нет, и что нам тогда делать?
— Лучше уж застрять на сломавшемся автомобиле в пустыне.
— Вот и я о том же.
Конечно же, нужная муфта у него нашлась. Просто удивительно, что на
маленькой заправочной станции оказался столь широкий спектр муфт
вентилятора. Я вот раньше и слыхом не слыхивал о такой детали. Поделился
своими соображениями с Ньютом, но брат только пожал плечами. Возможно,
сказал он, на таких вот заправках всегда большой набор запасных частей,
потому что в другом месте автомобиль не отремонтировать, и кто знает, с
какой поломкой придется столкнуться.
— Конечно, возможны оба варианта, — добавил он. — Или мы для него лохи,
или он действительно хочет оказать нам услугу.
Хлыщ занялся муфтой вентилятора, а мы последовали его совету и пошли в
кафе по другую сторону дороги.
— Женщина, которая там хозяйничает, очень неплохо готовит. Я сам всегда
там ем.
— Он всегда там ест, — повторил я его слова, когда мы оказались за
пределами слышимости. — Черт, да она держит его за яйца, как он — нас. Если
он не хочет есть здесь, до другого места придется чесать шестьдесят миль.
Автомобиль, стоявший у кафе, уехал. Худоба женщины не говорила в пользу
ее кулинарных способностей. Крашеная блондинка, с волосами, забранными
красной банданой, она сидела на высоком стуле, курила и просматривала
какой-то глянцевый журнал. Мы заказали по куску яблочного пирога (по доллару
каждый) и две чашечки кофе (по тридцать пять центов). Пока мы ели какой-то
мужчина в костюме и галстуке купил у нее пачку сигарет. Дал ей доллар, а на
сдачу получил лишь двадцать центов.
— Думаю, я понимаю, почему у старичка по другую сторону дороги такие
высокие цены, — шепнул мне Ньют. — Если будет брать меньше, не сможет
оплатить здешнюю еду.
— Она дерет три шкуры.
— А ты обратил внимание на цены спиртного? Семь долларов за бутылку
бурбона "Эйншент эйдж". Не за кварту. Ее пятую часть.
Я медленно кивнул.
— Хотелось бы знать, где они держат все эти деньги.
— Братец, мы не будем даже думать об этом.
— Думать, между прочим никогда не вредно.
— Слушай, туристы наверняка расплачиваются по кредиткам, а постоянные
покупатели — раз в месяц по счету.
— Мы заплатим наличными.
— Понятное дело, с нашей работой кредита не получить.
— Возможно, и большинство остальных платит наличными. За еду и спиртное
обычно так и платят.
— И сколько набегает за день? Будь благоразумен. Маленькое кафе на
пустынной дороге…
— Сам знаю. Но скажи мне, банк у них далеко?
— Скорее да, чем нет.
— Так что едва ли каждый день возят туда выручку. Наверняка появляются
там раз в неделю, а то и в две.
Ньют задумался.
— Пожалуй, ты прав. Но мы все равно говорим о мелочевке.
— Все так.
Когда мы расплатились по счету, Ньют широко улыбнулся нашей хозяйке,
расхвалил ее пирог, который не так уж ему и понравился, и добавил, что ее
муж, судя по всему, отремонтирует наш автомобиль на все сто.
— Да, он хороший механик, — кивнула женщина.
— Он меняет нам муфту вентилятора, — продолжил Ньют. — Наверное, здесь
многим приходится менять муфту вентилятора.
— Понятия не имею, — ответила она. — В автомобилях я не разбираюсь. Он
— механик, я — кухарка, и каждый должен занимается своим делом.
— Вот это правильно, — согласился с ней Ньют.

Перейдя дорогу, Ньют отслюнявил две двадцатки и сунул в нагрудный
карман. Я напомнил ему про бензин, и он добавил еще одну двадцатку. Сосчитал
оставшиеся купюры и раздраженно покачал головой.
— Еще чуть-чуть и выйдем в ноль. Очень хочется, чтобы Джонни Мак Ли нас
не подвел.
— За ним такого не водилось.
— Истинная правда. И с банком, он говорит, проблем не будет.
— Я очень на это надеюсь.
— По его расчетам, доля каждого составит двадцать тысяч. А может, и в
три раза больше. Я не против.
Я полностью разделял его мнение.
— В такой ситуации просто глупо думать о мелочевке.
— Именно об этом я тебе и говорил, Верн.
— Откровенно говоря, я об этом и не думал. Нет смысла заниматься такой
ерундой. Но вот мозги нужно держать в тонусе.
Он кулаком дружески ткнул меня в плечо, и мы рассмеялись. Потом пошли к
этого хлыщу в длиннополой шляпе, который продолжал возиться с нашим
автомобилем. Он встретил нас широченной улыбкой и показал кусок железа.
— Ваша старая муфта вентилятора, — впрочем, я и сам об этом догадался.
— Возьмите ее вот здесь. Так. А теперь попробуйте повернуть.
Я взял и повернул. Поворачивалось туго. Он заставил проделать то же
самое Ньюта.
— Туго, — изрек Ньют.
— Просто удивительно, что вы смогли доехать до моей автозаправки, — он
поцокал языком, покачал головой и бросил старую муфту на груду
металлического лома.
Я стоял, гадая, как должна вращаться муфта вентилятора, легко или туго?
Может, ей вообще не нужно вращаться? И что он бросил, нашу старую муфту или
кусок железа, который держал аккурат для этой цели? По лицу Ньютона я видел,
что и он думает о том же. оставалось только сожалеть, что в тюрьме нас не
учили чему-то полезному, чему-то такому, что могло пригодиться в жизни на
свободе, к примеру, базовому курсу ремонта автомобилей. Но меня отправили в
тюремную прачечную, где я изнывал от жары и духоты, а Ньютона заставили шить
почтовые мешки. В этой сфере департамент тюрем был монополистом.
Тем временем Ньют достал из кармана три двадцатки и разглаживал их.
— Значит так, — начал он, — шестнадцать с мелочью за бензин, и вы
сказали, от тридцати до тридцати пяти за муфту. Так сколько в сумме?
Выяснилось, что в сумме будет чуть меньше восьмидесяти пяти долларов.
Цена муфта вентилятора оказалась выше, чем он предполагал. Пятьдесят
два доллара и пятьдесят центов. Плюс двенадцать долларов на установку. И,
копаясь в моторе, наш друг обнаружил еще несколько деталей, настоятельно
требующих замены. Ремень вентилятора просто доживал последние минуты. Он
показал нам ремень, разлохмаченный, изношенный, державшийся на честном
слове.
Вот он его и заменил, вмести с радиаторными шлангами. Он порылся в куче
мусора и выудил из нее пару радиаторных шлангов, которые, по его словам,
снял с нашего автомобиля. По поверхности змеились трещины и пахли шланги
отвратительно.
Я внимательно оглядел их и согласился, что они в ужасном состоянии.
— Значит вы заменили их по собственной инициативе? — спросил я.
— Ну, не хотел отрывать вас от еды.
— Вы очень заботливы.
— Да, знаете ли, решил, что хуже не будет. Порвавшийся ремень
вентилятора или лопнувшие шланги привели бы к долгой прогулке на своих
двоих. Я конечно, понимаю, что вы не заказывали мне эту работу, так что,
если хотите, я могу снять новые ремень и шланги и поставить старые, я…
Конечно, он этом не могли быть и речи. Ньют посмотрел на меня, я
ответил долгим взглядом, от достал остатки наших денег, отделил десятку и
двадцатку, добавил к трем двадцатках, которые раньше лежали в его нагрудном
кармане. Подержал деньги в руке, посмотрел на них, потом перевел взгляд на
этого хлыща в широкополой шляпе, опять взглянул на деньги, снова на хлыща.
Чувствовалось, что он в глубоком раздумье, и ход его мыслей не составлял для
меня тайны.
Наконец, он набрал полную грудь воздуха, шумно выдохнул.
— Вы все сделали правильно, потому что главное для нас — получить
автомобиль в рабочем состоянии. Не хватает еще, чтобы он сломался посреди
пустыни. Но вы все поправили, не так? Теперь нам беспокоиться не о чем и мы
можем ехать дальше?
— Ну… — протянул хлыщ.
Мы уставились на него.
— Я тут кое-что заметил.
— Что же?
— А вы посмотрите направо, вот сюда. Видите, на верхушке амортизатора
нет резинового наконечника, и это привлекло мое внимание. Ваш автомобиль
стоит на гидравлическом подъемнике, потому что я поднимал его, чтобы
посмотреть на состояние амортизаторов. Позвольте мне поднять его снова и я
покажу вам, что не так.
Он повернул какой-то рубильник и автомобиль пополз вверх. А потом зашел
под днище, чтобы указать нам, где резину срезало, где что-то во что-то
упиралось, и грозило то ли прогнуть, то ли прорвать тонкое корпусное железо.
— Если у вас есть время, вы должны позволить мне все это поправить.
Иначе дело закончится повреждениями корпуса, а кому это надо?
Он предоставил нам возможность внимательно изучить днище автомобиля.
Резину на передних амортизаторах действительно срезало, что-то во что-то
упиралось, но чем это грозило и грозило ли, я конечно, понять не мог.
— Позвольте мне переговорить с братом, — Ньют взял меня за руку и отвел
в сторону.
— Что скажешь? Похоже, наш старичок очень уж глубоко копает.
— Есть такое. Но ремень вентилятора действительно истерся, а шланги
дышали на ладан от старости.
— Все так.
— Если, конечно, это наши ремень и шланги, а не какое-то дерьмо,
провалявшееся в этой куче мусора не один год.
— И я подумал о том же, Верн.
— Что же касается амортизаторов…
— Под днищем определенно не все в порядке. Что-то срезано, что-то
куда-то упирается.
— Я знаю. Но, может, он сам и срезал.
— Другими словами, он или мошенник, или святой.
— Только мы знаем, что он не святой. Будь он святым, не стал бы так
завышать цену бензину и не забыл бы упомянуть, что в кафе заправляет его
жена.
— Так что же нам делать? Ты хочешь ехать в Силвер-Сити с этими
амортизаторами? Я даже не знаю, хватит ли нам денег на замену амортизаторов,
учитывая его цены.
Мы вернулись и спросили сколько стоят амортизаторы. Он почиркал
карандашом на листке бумаги. Получилось сорок пять долларов, включая
запасные части, работу, налог на добавочную стоимость и все остальное. Ньют
и я вновь посовещались, подсчитали наши денежки, я порылся в карманах,
выудил несколько долларов и получилось, что мы можем оплатить амортизаторы и
еще остаться с тремя баксами.
После чего я посмотрел на Ньюта, он — на меня и пожал большими плечами.
Мы так хорошо знали друг друга, что частенько могли обходиться без слов.
И разрешили хлыщу менять амортизаторы.

Пока он этим занимался, мы с Ньютом перешли дорогу и заказали по стейку
из курятины. Они оказались очень даже ничего, пусть и стоили недешево.
Стейки мы запили сначала пивом, потом кофе. Надо сказать, кофе мог бы быть и
получше.
— Как я понимаю, вам повезло, что вы завернули к нам, — сказала
женщина.
— Точно, у нас сегодня счастливый день, — покивал Ньют. Пока он
расплачивался, я просмотрел книги в обложке и журналы. Некоторые из них
определенно читали, но на цене это никак не отражалось. Впрочем, я уже не
удивлялся.
Не удивило нас и другое: когда мы вернулись, наш друг уже покончил с
амортизаторами, снял шляпу и, почесывая затылок, сообщил нам, что задние
амортизаторы еще в худшем состоянии, чем передние. Вновь поднял автомобиль и
показал нам то, чего мы совершенно не понимали.
— Сэр, мы тут с братом все обговорили, — обратился к нему Ньют. — Мы
уже поняли, что совершенно не следили за техническим состоянием нашего
автомобиля и с таким отношением к транспортному средству надо завязывать.
Если задние амортизаторы никуда не годятся, замените их. И, раз уж такой
пошел разговор, я чувствую, что нам пора сменить масло.
— Наверное, при этом стоит заменить и масляный фильтр.
— Безусловно, — кивнул Ньют. — И вообще сделайте все, что необходимо.
Конечно, у нас нет избытка как времени, так и денег, но, думаю, мы готовы
потратить пару часов, раз уж нам повезло и мы встретились с таким отменным
механиком. Мы посидим в тенечке, а вы делайте все, что сочтете нужным. Даем
вам полную свободу действий, вы же в этом деле дока.
Ньют и я сели в под деревом, попивали "коку" и наблюдали. Время от
времени этот хлыщ подходил к нам и говорил, какие еще обнаружил дефекты. Мы
переглядывались, пожимали плечами и дружно кивали, предлагая ему продолжить
начатое.
— Просто удивительно, как много поломок он нашел в нашем автомобиле, —
сказал мне Ньют. — Я-то думал, что она в порядке.
— Черт, я свернул на заправку только для того, чтобы залить полный бак,
— я покачал головой. — Может, долить кварту масла, но, как выясняется, как
раз маслу претензий и нет.
— Наверное, автомобиль станет гораздо лучше после того, как он закончит
ремонт.
— Должно быть. Он же собирает новый автомобиль вокруг прикуривателя.
— И часов на приборном щитке. С часами-то все хорошо, если не считать,
что за день они отстают на несколько минут.
— Господи, — простонал Ньют, — только не говори ему о том, что часы
отстают. Иначе мы никогда отсюда не выберемся.

Этот хлыщ прибавил еще двенадцать минут к отпущенным ему двум часам и
пришел в тень со счетом. Аккуратно так все расписал, а число в правом нижнем
углу обвел кружком. Остановка на автозаправочной станции обошлась нам в 277
долларов и 45 центов.
— Кругленькая сумма, — заметил я.
Он сдвинул широкополую шляпу на затылок и провел рукой по лбу.
— Пришлось попотеть. И запасные части стоят недешево.
— Да, конечно, — согласился с ним Ньют. — И я вижу, все они внесены в
счет.
— Да, черным по белому, — поддакнул я. — А уж общую сумму никак нельзя
назвать мелочевкой.
— Никак, — кивнул Ньют. — Один момент, сэр, мы только возьмем деньги в
машине. Верн?
К автомобилю мы пошли плечом к плечу.
— Странная штука жизнь. Человека просто заставляют делать то, чего ему
совсем не хочется, — Ньют вздохнул. — Ты ведь свернул сюда, чтобы
заправиться?
— Да, хотел залить полный бак.
— И вот чем все закончилось, — он открыл дверцу со стороны
пассажирского сидения, подождал, пока мимо проедет пикап, откинул крышку
бардачка. Взял револьвер 38 калибра, мне дал 32-го. — Я рассчитаюсь с нашим
приятелем, — говорил он громко, чтобы приятель слышал. — А ты пока загляни в
кафе и купи что-нибудь из выпивки. Кто знает, когда мы будем проезжать мимо
винного магазина?
Я стукнул его кулаком в правое плечо, он рассмеялся. Револьвер я убрал
в карман и направился к кафе.

Перевел с английского Виктор Вебер

Переводчик Вебер Виктор Анатольевич

пожаловаться
Другие статьи автора
Комментарии
Самые активные
наверх