0

Билл Пронзини — Верняк

Билл Пронзини — Верняк


Они находились в сорока пяти минутах езды от границы между Орегоном и Калифорнией, когда Корд обратил внимание на датчик топлива. Красная стрелка медленно, но неумолимо приближалась к нулю.

— Бензобак почти пуст, — буркнул он, посмотрев на Тайлера с таким видом, как будто тот был виноват. — Я тоже, — ухмыльнулся Тайлер. — Не мешало бы перекусить, пока я не сдох от голода. На заднем сиденье их угрюмо слушали прикованные друг к другу наручниками Фаллон и Бреннер.

— Смотри, — неожиданно воскликнул Тайлер. Он дотронулся до руки напарника и показал в окно.

Корд, сощурившись от яркого заходящего солнца, посмотрел в окно. В нескольких десятках метров от шоссе стояло маленькое белое здание с тремя бензоколонками. На высоком металлическом столбе висела большая квадратная вывеска. Кто-то старательно вывел на ней уже выцветшими красными буквами: «ЗАПРАВКА ЭДА. ЗАЕЗЖАЙТЕ, РАБОТАЕМ КРУГЛОСУТОЧНО».

— Отлично, — кивнул он и свернул на узкую подъездную дорогу. — Здесь и заправимся.

Подъехав к заправке, Корд выключил мотор. Он собрался выйти из «форда», чтобы залить в бак бензин, но Тайлер схватил его за руку.

— Не забывай, что мы в Орегоне, — напомнил он. — По законам этого мерзкого штата здесь запрещено самообслуживание.

— Ты прав, — кивнул Корд. Он закрыл дверцу и принялся ждать заправщика.

Из каморки, служащей конторой, вышел старик лет шестидесяти пяти. У него были редкие седые волосы и изрезанное глубокими морщинами лицо. Он подошел к машине со стороны водителя и спросил:

— Заправить?

— Полный бак, — кивнул Корд. — Только постарайтесь, чтобы в бензине не было свинца.

— Хорошо, сэр, — без тени улыбки кивнул старик. Увидев на заднем сиденье Фаллона и Бреннера в наручниках, он нервно облизнул губы и уставился на них слезящимися синими глазами.

— Не бойтесь, — успокоил его Корд. — Они не доставят вам неприятностей.

— Вы из полиции, ребята?

Тайлер с улыбкой кивнул, а Корд объяснил:

— Я — маршал США, а это мой охранник. Мы везем эту «сладкую» парочку в Сан-Франциско. Там должен состояться суд.

— Они что, из тюрьмы Макнейл, что в Вашингтоне? — поинтересовался владелец заправки.

— Верно. Оттуда.

— Послушай, отец… — начал Фаллон.

— Заткнись, Фаллон! — резко оборвал его Тайлер.

— Я только хотел спросить, где туалет? — пожал плечами Фаллон.

— Заткнись, тебе сказали! — вышел из себя Корд. — Сиди и помалкивай, если не хочешь схлопотать.

Высокий мужчина, которого звали Фаллоном, хотел что-то сказать, но сдержался и решил промолчать. Старик подошел к задней части «форда», открутил крышечку бензобака и достал пистолет шланга. Вставив его в бак, он включил насос. Потом вернулся с грязной тряпкой и принялся протирать лобовое стекло.

Тайлер зевнул, а Корд в зеркальце заднего видения хмуро наблюдал за Фаллоном. Протирая стекло, старик время от времени бросал удивленные взгляды на четырех мужчин, сидевших в машине.

Когда послышался щелчок, говорящий о том, что бензобак полон, старик повесил шланг на место и закрутил крышечку. Через несколько секунд он вновь подошел к окошку водителя и, нагнувшись, поинтересовался:

— Проверить масло?

— Не надо, — покачал головой Корд. — С маслом у нас все в порядке.

— Как хотите… С вас двадцать два доллара. Как будете расплачиваться? Кредитной карточкой?

— Наличными, — буркнул водитель. Он достал из бумажника двадцатку с десяткой и протянул их старику.

— Сейчас принесу сдачу и квитанцию.

— Не стоит, отец, — остановил его Корд. — Оставь сдачу себе, она тебе пригодится. Мы торопимся.

— Не так уж мы и торопимся, — возразил Тайлер. — У тебя тут есть что-нибудь пожевать? Ужас как есть хочется!

— Автомат с сэндвичами в гараже.

— А гараж где?

— Там, за углом. Пошли, покажу.

— Сэндвичи лучше, чем ничего, — без особого энтузиазма пробурчал Тайлер и посмотрел на напарника. — Тебе что принести?

— Мне все равно. На твой выбор.

— А мне сэндвич из ржаного хлеба с ветчиной, — вновь подал голос с заднего сиденья Фаллон.

— По-моему, тебе велели заткнуться, — не предвещающим ничего хорошего голосом сказал Тайлер.

— А мы что, с Бреннером должны голодать? — не унимался высокий заключенный.

— Да, должны.

— Ну ладно, хватит! — вмешался в разговор Корд. — Иди за сэндвичами, Джонни. У нас мало времени. Нам еще ехать и ехать. Можем не успеть.

Тайлер вышел из машины и пошел за стариком. Когда они скрылись за углом, Корд повернулся к Фаллону и поинтересовался:

— Все умничаешь?

— Я мог бы то же самое спросить у тебя, — огрызнулся Фаллон.

— Полегче, Арт, — предупредил его Бреннер.

— К черту все! — взорвался Фаллон. — Это…

— Ты у меня договоришься, Фаллон, — угрожающе процедил Корд. — Заткни свою пасть, если хочешь жить. Чтобы я тебя больше не слышал. Бери пример с Бреннера. Дольше проживешь.

Фаллон с вызовом посмотрел на Корда. Они смотрели друг другу в глаза. Никто не хотел уступать и отводить взгляд. Первым не выдержал затянувшейся паузы Бреннер.

— Арт…

— Послушай лучше своего дружка, — посоветовал Корд Фаллону. — Он знает, как нужно себя вести.

Фаллон так сжал пальцы, что они побелели.

Корд отвернулся. Через пару минут из-за угла показался старик заправщик. Он был один и держал в руке запачканную маслом тряпку. Он снова подошел к окошку водителя и нагнулся.

— А где мой охранник? — хмуро поинтересовался Корд. — Нам нужно торопиться.

— Я так и подумал, — кивнул старик и отбросил тряпку.

От удивления у Корд отвисла челюсть. В правой руке владелец заправки держал «магнум» 44-го калибра. Дуло револьвера смотрело ему прямо в висок.

— Шевельнетесь, мистер, и вы труп.

Фаллон шумно втянул воздух. Изумленные не меньше Корда, они с Бреннером нагнулись вперед. Корд смотрел в дуло револьвера, как кролик на удава.

— Где ключи от наручников? — спросил старик у Фаллона.

— На кольце с ключом зажигания. Осторожнее. Смотри, чтобы он не выхватил револьвер.

— Пусть только попробует, мигом полбашки снесу. — Не сводя ни на секунду взгляда с Корда, старик сунул свободную левую руку в окно и открыл дверцу.

— Теперь выходи. Только медленно и без резких движений. Руки держи так, чтобы я мог их видеть.

Корд медленно вышел из машины. Он стоял, держа руки над головой, и по-прежнему не сводил взгляда с «магнума». После того как он по приказу старика повернулся, тот прижал дуло револьвера к его спине и достал из кобуры на поясе полицейский револьвер 38-го калибра.

— Сделай несколько шагов вперед и не оглядывайся, — велел он.

Корд сделал три шага и остановился. Старик достал ключи из замка зажигания и протянул Фаллону, который быстро снял наручники. Когда они с Бреннером вышли из машины, владелец заправки протянул Фаллону револьвер Корда.

— Второй за углом, — хмыкнул он. — Я незаметно прошел в контору, пока он стоял у автомата с сэндвичами, взял револьвер и хорошенько огрел его рукояткой по голове. Вот его пушка.

Бреннер взял второй полицейский револьвер 38-го калибра.

— Займись Тайлером, — сказал ему Фаллон.

Бреннер кивнул и быстро скрылся за углом.

— Можешь повернуться, — сказал Фаллон Корду. — Обопрись на машину и широко расставь ноги. Теперь руки за спину. Ты знаешь, как это делается. И без фокусов. Это может плохо для тебя кончиться.

Корд молча повиновался. Арт Фаллон передал старику наручники, и тот ловко защелкнул их на запястьях угрюмого Корда. Фаллон вытащил у него из кармана бумажник и положил в свой карман.

Бреннер привел пошатывающегося Тайлера, который через каждый шаг встряхивал головой. Его волосы были в крови, на заведенных за спину руках блестели наручники.

Когда Корд и Тайлер уселись на заднее сиденье «форда», Фаллон крепко пожал старику руку.

— У меня нет слов! — благодарно улыбнулся он. — Ты спас нам жизнь!

— Это точно, — поддержал напарника Бреннер. — Эти мерзавцы всю дорогу обсуждали, как и где нас лучше пристрелить, чтобы трупы нашли не скоро. Рано или поздно они бы прикончили нас.

— Что случилось? — спросил старик.

— Старая история, — вздохнул Арт Фаллон. — Мы расслабились и потеряли бдительность. Остановились утром выпить кофе. Они тоже попросили, и мы допустили ошибку. Конечно, нужно было не давать им никакого кофе. Не успел я и глазом моргнуть, как они плеснули его нам в лица, а Корд еще и выхватил у меня револьвер…

— Как ты догадался, отец? — улыбнулся Бреннер. — Они же не дали нам возможности предупредить тебя.

Владелец заправки спрятал «магнум» в карман комбинезона, и тот сразу обвис от тяжелого револьвера.

— Так, по некоторым мелочам, — скромно пожал он плечами. — Каждая по себе они ничего, может, и не значили, а все вместе подсказывали, что здесь что-то неладно. Я двадцать пять лет был в этих краях шерифом. Два года назад ушел на пенсию и открыл эту заправку. Знаете, ребята, за четверть века я перевидал немало американских маршалов, которые конвоировали заключенных из Макнейла и в Макнейл. Порой они останавливались у нас переночевать, и я устраивал зэков у себя в тюрьме. Так что я кое-что знаю и о маршалах, и о преступниках. Мне сразу показалось подозрительным то, как действовали они и как себя вели вы. «Здесь что-то не так», — подумал я. Внешний вид у них тоже был не ахти. Бледная кожа с сероватым оттенком, как у заключенных, которые днями сидят в четырех стенах. А вы оба загорелые, сразу видно, что много времени проводите на свежем воздухе, солнышке… На запястьях у вас не было пластмассовых бирок. Мне в жизни еще не доводилось видеть заключенного, вывезенного за стены тюрьмы без идентификационной бирки.

— Свои они сломали, — кивнул Арт Фаллон, — поэтому и не смогли повесить их на нас.

— К тому же, — продолжил перечислять бывший шериф ошибки Корда и Тайлера, — они не пустили вас в уборную и не дали ничего поесть. Американские маршалы сейчас так себя не ведут. Зэки сразу поднимают шум, звонят своим адвокатам и начинают жаловаться на жестокое обращение. Кому нужны неприятности! Вот маршалы и ведут себя с ними по-человечески.

Дальше бензин. Парень, который сидел за рулем… его зовут Корд, да?

— Корд.

— Он заплатил мне наличными, — усмехнулся старик. — Никогда еще не видел, чтобы маршал расплачивался за бензин наличными. Только кредитными карточками. Я, кстати, заметил кредитку в бумажнике, из которого он достал тридцать долларов. Я прав?

— На все сто процентов.

— Вам же оплачивают бензин за километраж, так ведь?

— Так.

— Ну и, наконец, когда я предложил Корду квитанцию, он отказался, сказал, что торопится, и велел оставить сдачу. Ни один государственный служащий ни за что на свете не оставит заправщику восемь баксов чаевых. И уж тем более не откажется от квитанции, по которой ему вернут деньги.

Старик провел рукой по редким волосам и улыбнулся.

— Конечно, я здорово постарел, но в голове у меня еще кое-что осталось. В молодости я был неплохим шерифом. Думаю, могу без ложной скромности сказать, что я и сейчас не растерял всю хватку.

Арт Фаллон посмотрел на мрачных заключенных и кивнул.

— Мы с Бреннером, сэр, полностью согласны. Вы совсем не потеряли хватки, вы и сейчас отличный шериф.

пожаловаться
Другие статьи автора
Комментарии
Самые активные
наверх