0

Встреча юбилея на горе Моисея

И вот неожиданно надвигается ДР, 2012

Что-то надо делать… А вообще лучше уехать, чтоб не праздновать. Вяло копаюсь в списке интересных мне стран: Бразилия, для родных это тоже самое, что отпустить козла в …Тайланд (а значит, не поймут), Венесуэла, Перу — что-то дорого. США — визу не успеть, да и дорого. Китай, Япония, Мексика и Багамы — опять таки родные не простят,
если без них. Но что не ударит по бюджету?

— А в Египет, не хочешь?
— В египет?! Да не в жизнь! Да кто из нормальных людей ездит в Египет? Да и был я там уже несколько раз!
— а за 7,5 тысяч рублей, на неделю? Роял инклюзив, 5 звезд!
— Поехали.

Маршрут в голове был составлен мной сразу. В день рождения оказаться на горе Моисея, где как бы очиститься от всех грехов. Обязательно съездить в Петру Иорданию (мы же по фильму Трансформеры-2 знаем, что от Петры добежать до Луксора, а потом и до пирамид — это совсем чуть-чуть). И обязательно в Израиль, где проживает куча
знакомых, чтобы нырнуть в мертвое море, и прогуляться цинично по святым местам. И конечно понырять в своих любимых местах в Шарме и Дахабе. Как это все успеть за неделю, я конечно не задумывался.

Быстрые сборы, легкие скандалы. И вот уже в самолете, с недоумением рассматриваю заснеженную Турцию. Причем снег был чуть ли не до самого южного берега, и этот симптом не мог слегка не напрягать…Поэтому объявленные за бортом 9 градусов, при приземлении даже не удивили, но напрягли. Отель оказался совсем рядом с аэропортом, и при вселении, разумеется по привычке, были засунуты 40 долларов в паспорта, для лучшего номера. На что рецепшионист, сказал, что номер нам вряд ли понравиться, но мы можем доплатить 140 долларов за неделю, и нам все сразу очень понравится. А взяток он не берет! Поэтому из 40 долларов он забрал только 20). Потом было быстрое убеждение грядущего именника, что для такого важного возраста, номер должен быть хорошим, поэтому ему лучше заплатить.
Далее начинаются поиски, этого самого номера, на достаточно внушительной территории отеля. Причем каждый встречный служащий, говорит, что это лучший номер в отеле, и показывает в каком-то неопределенном направлении (даже не делая попыток туда сопроводить). Но спустя каких-то 20 минут, мы все-таки его находим.

На улице весьма прохладно, но все равно пьем на балконе, слушая шум волн и медитируя на огни ночного Шарма. На утро идем купаться. Вода прохладная, но терпимая. Под пирсом обитает 1,5 метровый окунь. А вот кораллы — как будто обживала гигантская корова. Нет ни буйства цветов, ни живности — как несколько лет назад. Надо отметить, что позже доедем до отеля Ритц-карлтон, где когда-то были лучшие подводные виды, но и там обнаружим некое затухание подводного мира. Мне вспоминается что ныряя в этих местах лет десять назад, под водой всегда был бесконечный треск и шум от поедаемых рыбыми кораллов. Сейчас же он есть — но еле уловимый. Как будто рыбы пожрали все кораллы. Хотя может это связано и с временем года — и фауна находится в спячке?(хотя это тоже странно).

Местный бесплатный алкоголь, абсолютно не идет. Приходиться выходить из отеля, чтобы купить из под полы, упаковку пива. Видимо после революции введены ограничения на продажу спиртного. Поэтому даже в супер-маркете — вам его достанут откуда-то тут же спрячут в пакет и пробивать через кассу не будут. (возможно сейчас ситуация изменилась). Пытаемся снять машину. Но неожиданно узнаем, что снять ее мы можем без проблем, но из Шарма — нас никуда на ней не выпустят. Вспоминаем, что и раньше были какие-то ограничения на блокпостах вокруг Шарма, но тем не менее в поисках мест для ныряния мы изколесили не одну сотню километров. А тут — явно хотящий денег владелец, с грустью говорит, что выехать не сможем. Приходиться поверить. Так же нет индивидуальных туров. Хотя в тот же Иерусалим предлагают доехать на автобусе с группой и охраной всего за 80 долларов. Возвращаемся в отель, на встречу с гидом. Который подверждает что с передвижением нынче проблемы, а единственные люди кто на частнике ездили в соседний город, при отказе что-то купить в какой-то лавке, обнаружили вокруг себя весьма агрессивную толпу. В следствии чего им пришлось оставить все наличные деньги в этой толпе. И побыстрее убираться. Что ж, беру тур на гору Моисея. Выезд сегодня ночью, ведь завтра я должен встретить свою юбилей на святой горе.

Брахма — говорит что очищаться от грехов ему нафиг не надо, так как они ему доставляют довольствие, и к тому же крайне редки. Поэтому я еду один.

В отеле только русские. Исключительно русские. Пробуем весь ассортимент алкоголя — все бракуем. Еда — однообразная, и построена на безотходности производства. Т.е. то
что не съели вчера, обжариваем и даем сегодня, если не съели и сегодня — обжариваем, размельчаем и даем затра. То что осталось — заливаем соусом — и даем послезавтра.
Спать не хочется, приходиться пить свои запасы спиртного, чтобы протолкнуть, просящийся назад ужин.Ну вот наконец и автобус. В путь. Но буквально через несколько минут — блокпост. Всех тормозят. Стоим ждем не менее часа, набирается порядка 20 автобусов. Только тогда шлагбаум поднимается и мы в эскорте двух полицейских машин с пулеметами, организованной колонной выезжаем в ночь. Через полчаса организованная колонна разрушается, так как водители автобусов начинают друг друга обгонять.

Пытаюсь спать. Но какие-то мысли и образы — не дают. Хотя грехов за собой и не чувствую. Рассмотреть окружающий пейзаж во мраке- невозможно. Но зато видно звезды.

Которые так редко и мало видишь в Москве. Где-то в холодной ночи, уже в городе Св. Екатерины остановка. Сонных пассажиров призывают купить святые-пресвятые иконы
Святой Екатерины. Мол: сверхкачетсвенная полиграфия наклеена на ценнейшие породы древесины, дает неподдельную святость — за каких-то 20 долларов. Народ разбирает
святые образы с картинкой покрасивше. Все вспоминают знакомых Катерин. Вспоминаю, и я. Образа 2. Один веселенький и улыбающийся — для тех у кого все нормально и кто
хочет все сохранить. Другой — суровый — мол грустная и суровая Екатерина в этом образе целиком и кардинально поменяет вашу жизнь. Очень задумываюсь о своей Екатерине,
даже думаю купить ей оба образа пусть выбирает, что она от этой жизни хочет. Обращаю внимание, соседки, что она в подарок своей знакомой Катерине, выбрала икону совершенно иной святой. Она настолько искренне благодарит, что ко мне тут же выстраивается в очередь весь автобус, с вопросом о правильности выбранных ими икон. Грущу.
На улице чертовски холодно. Совсем скоро автобус подъезжает к стоянке, с непонятным движением в темноте, и с началом пути на гору. Затем еще одна остановка, очередь в
туалет. Раздача фонариков. И вот мы наконец-то трогаемся в путь в сопровождении, молодого оператора, с какой-то гигантской камерой, пишущей по ощущениям если не на
Бетакам, то на VHS — точно. Наш гид пытается разбить нас по парам. Мне постоянно достается женщина моего возраста. Что меня нервирует, так как сам себя я ощущаю лет на 20 моложе). Но она как-то очень рьяно выдерживает и мой, и общий темп. Хотя я сам начинаю регулярно сбиваться в дыхании. Вокруг сплошная тьма, не считая столь
звездного неба, что можно легко проследить вершины окружающих гор. Все звуки приглушены. Прям истинные слова из песни группы "Пикник":

"Самый громкий крик — тишина!
Самый яркий цвет — ночь!"

И из темноты регулярно возникают фигуры верблюдов и их погонщиков. Что добавляет некоторой обворожительной сюреалистичности. Я практически не пользуюсь фонарем. И стараюсь идти во главе группы, помня, что тяжелей всего идти последнему. Моя соседка постепенно начинает отставать. Но после второй остановки. Обгоняет нас гордо возвышаясь на верблюде. Но мы же все знаем : что на гору Моисея надо подняться самому, чтоб были отпущены, все грехи. А на верблюде — половина грехов будет отпущена верблюду, но не тебе. Меня начинает нестерпимо мутить. Не понимаю, почему, но начинаю жалеть о каждой выпитой накануне рюмке(т.е. бокале, так как рюмками не пью).Меня реально тошнит. Начинаю обливаться потом. Но стоит сделать привал, как через минуту начинаешь дико мерзнуть, и кажется, что пот превращается в ледяную корку… Идея, снять верблюда, начинает казаться все менее богохульной. А по зигзагам фонариков вверху, ты понимаешь, что не прошли еще и половины. Идея — сесть на верблюда, становится навязчивой. А еще через какое-то время, ты готов не то что оставить при себе половину грехов, но и взять половину грехов верблюда на себя. И еще через 100 метров и вообще все грехи. Но увидев бодрую группу немецких пенсионеров с альпенштоками, стискиваю зубы и иду дальше старясь их обогнать. и при этом вообще не дышать, чтоб не показать им сбитость моего дыхания.
Вообще, я задумывался о грехах. Но не ощущал за собой ничего такого страшного. Т.е. вообще не ощущал грехов, и даже не мог ничего такого за собой вспомнить. Я не причащался, я лгал, я не ходил в церковь, стрелял в людей и даже постоянно подвергал Бога — сомнению. Не говоря уже о прелюбодеянии, гордости, жратве, лени, гневе и
уныние. Всем этим я не раз в этой жизни страдал. Но вины опять таки не чувствовал. Хотя в какой-то момент меня все-таки стошнило.
И сразу вспомнились армейские марш-броски во время которых, тебя так же выворачивало плохо переваренной перловкой или сечкой на комбижире. Но как назло, ни одного верблюда больше не было. И как я не старался, от авангарда нашей группы, я постоянно начал отставать. "Эх, Моисей! Что же затащило тебя в эти горы?"

Но вот и расщелина между скал. В темноте очень плохо видно, но при свете дня это будет явно красиво, отмечаю, что надо здесь пофотографировать. Сейчас же сделать кадр трясущимися руками, не представлялось никакой возможности. Но напрасно, я думал — что мы почти пришли. Собрав разбросанную группу, гид говорит, что сейчас начнется самая сложная часть пути.(Искренне полагаю, что это шутка) А именно ровно 333 ступени. Думаю, надо бы их посчитать. Когда буду подниматься. И рвусь опять в начало группы. Чтобы не ждать по напрасну каждого человека перед собой. Первые 25 ступеней практически взбегаю. Следующие 10, начинаю сбиваться с темпа. А потом и тормозить всю группу. Схожу с тропы. Меня постепенно обгоняют все. Я уже не могу двигаться. и абсолютно обессилен. Поднимаюсь по 5 ступеней. И сажусь на камешек, или встаю в стороне чтоб не мешать другим. сам не могу ступить не шагу. Потом еще 5 ступеней. И опять остановка. Ноги отказываются подниматься вверх, пытаюсь помогать им руками, моментально сбивая дыхание."Эх, Моисей, Моисей, тебе же было уже за 40, т.е. больше чем мне сегодня! И как ты сюда забрался? Что тобой двигало? Страх?" Начинает светать. Вершина казавшейся столь близкой, начинает отдаляться все выше и дальше. Остается совсем не долго до времени моего рождения. Я понимаю, что не успею до рассвета, подняться на вершину. Делаю очередные усилия, рывки. Но всякий раз только 5 ступеней. Надо было заниматься спортом, который я абсолютно забросил за последние пару лет. Надо поменьше пить, и может быть надо даже поменьше курить. Закуриваю. Еще рывок. А так мечтал встретить свой юбилей и восход солнца на этой горе. И какого хрена Моисея сюда понесло? Ради чего? Понимаю, что человек только в полном отчаянии мог сюда полезть, бросив где-то внизу свой народ. Только страх и отчаяние. А отчаяние, что не успеваю до рассвета, у меня тоже есть. Но даже оно не помогает. Вскоре к моим постоянным остановкам добавился попутчик. Он терпеливо стоял в нескольких метрах от меня, и начинал подъем на очередные 5 ступенек, показывая свои видом, что не пора ли нам все это бросить, и начать спуск. У меня не было сил говорить. И мы продолжали свой одинокий и молчаливый подъем. Мужчина явно был моего возраста, но с глубоким отпечатком провинции и не самой легкой жизни. О чем говорили его многочисленные морщины. У меня то морщин, практически нет, так как они равномерно разглажены благородным жирком (с которым так безуспешно в моем возрасте борешься) и алкоголем. И глядя на него я понимал, что я не должен быть столичным растением, и должен лезть дальше. пусть я и не увижу рассвет. пусть я безнадежно отстану от группы, но я дойду когда-то до вершины.
Еще 5 ступеней, я конечно сбился со счета, но уверен, что их количество не может равняться какому-то красивому числу, так как существуют и разветвления, и отсутствующие ступени и их полный разброс. Передо мной появляется какое-то строение. Храм. Господи, — церквушка! А это значит я на вершине! И хоть совсем рассвело, солнце еще не показалось, на горизонте. Я успел. смотрю на часы на телефоне и пытаюсь вспомнить. когда же я родился. и не могу. То ли я уже родился, 45 минут назад, толь еще до рождения осталось 15 минут. Да вообщем-то эта сакральная астрологическая составляющая, мне сейчас не так и важна.

Надо найти место где присесть, (так как на ногах я не держусь) и чтобы при этом не пропустить восход. Но все значимые места уже заняты. Приходиться залезть на пяточек.
Который всем казался явно и через чур опасным, поэтому и пустовал, а мне в моем состоянии явное то.

У меня с собой сигара, и маленькая бутылка многолетнего виски. Но мне не хочется, не пить не курить. Я смотрю на мертвый пейзаж. И занимающуюся зарю.Вот и мой день
рождения. вот и мой первый серьезный юбилей. Надеюсь, что у меня еще их будет много. Как и секса, жрачки, денег и прочих грехов, о которых так мечтает современное
общество. Не знаю был ли ветхозаветный герой на этой горе, но названа она в его честь, думаю исключительно по причине, того что чуть выше всех окружающих гор. С
уважением думаю о тех монахах, которые в древние времена Константина, облазили окружающие горы, в поисках ветхозаветных мест и святых артефактов. Вера людей творит чудеса.

Восход. Ему хлопают в ладоши. Думаю, что какие-нибудь церковные гимны подошли бы к этому событию лучше. Но с другой стороны, что за счастье, что никто не поет каким-
нибудь отвратительным голосом. Прошу мерзких голландских старушек, щелкнуть меня, на что получаю серию невнятных и столь же мерзких снимков, где я стою на самом краю
пропасти, но благодаря их стараниям этого не понять.

Но пора спускаться. Тем более, что я хочу вернуться более коротким (так как у меня нет сил), но более сложным путем (плевать). С большим трудом, трудом спускаюсь по ступеням. Во время одной из остановок, какой-то русский предлагает меня сфотографировать, протягиваю ему мыльницу, он говорит, "что за фигня!" и снимает с меня мой Никон. удивляюсь, но позирую.Спасибо, незнакомец, а то у меня опять не было бы моих фото на фоне чего-то))

Наконец, ступени кончаются. на лавочке собирает группу наш экскурсовод. Говорю, что хочу пойти коротким маршрутом. Он говорит, чтобы я немедленно нагонял уходящую вниз группу. Так как один я могу не найти дорогу. Он же собирает всех здесь и поведет обычным маршрутом. А одного меня нельзя отпускать. А я хочу курить. И у меня сбито
дыхание. Но экскурсовод настойчив: или я догоняю маленькую группу внизу, или иду вместе со всеми. пытаюсь нагнать. Но понимаю, что как не тороплюсь, догнать не
получается, да и сил больше нет. Делаю остановку, и тут же теряю из вида последнего человека.

Покурив, продолжаю спускаться. несколько раз тропинка раздваивается. Не
уверен всякий раз в своем выборе, но иду. Вокруг меня только скалы, и тишина. И никакого звука или движения нигде. Ни птиц, ни насекомых, ни людей — никого. Красота.
Щелкаю 3Д снимки. В том числе и на телефон.

И вот в какой-то момент тропинка обрывается. А я понимаю, что уже продолжительное время.Нахожусь в полном одиночестве. А что если дальше нет дороги? Я же просто физически никак, даже ползком, не смогу вернуться на верх! Я и вниз-то с трудом двигаюсь, а на верх (опять по 5 ступеней) — это вообще не возможно…

Тропы нет, я спускаюсь по каменистому осыпающемуся склону… и вдруг звонок! Звонок телефона! что за бред! у меня уже галлюцинации! Я среди скал!
Но даже на более открытых местах никакой связи не было!
— Алло?!
— милый! С днем Рождения!Ты где?
— Я? В Египте? Где-то в горах. и я по-моему потерялся!
Все как во сне. Я вымотан, меня опять тошнит. И тут такой родной голос человека, с которым ты так много всего пережил, но так сильно ругался перед отъездом. я слушаю
ее голос. и радуюсь ему почему-то. А через какое-то время вижу и тропу. Просто я с нее сбился и начал спускаться по склону, а тропа была всегда выше меня поэтому я ее
и не видел. Я продолжаю идти и вдруг между скал вижу расщелину и сквозь нее вид на долину, с монастырем образ которого мне был очень хорошо известен.

Монастырь Святой Екатерины. И именно Екатерина, что-то щебетала и поздравляла меня сейчас по телефону. Хороший знак.

продолжение надеюсь

завтра

пожаловаться
Другие статьи автора
Комментарии
Самые активные
наверх